С чего начинается родина

 

священник Георгий Селин

 

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА?

 

Есть некий таинственный знак в том, что пошитый при императоре Николае Александровиче Романове военный головной убор оказался на головах бойцов, разрушивших его империю.

 

Существует предание, согласно которому будёновка (первоначально называвшаяся богатыркой), была пошита для воинов царской армии, но не поступила в войска, поскольку была приготовлена для парада этих войск в Берлине. Победы в 1-ой мировой войне тогда не вышло (кстати, почему военного парада в Берлине не было после победы во 2-ой мировой войне?), и поэтому, дескать, в приготовленное до революции обмундирование была одета новосозданная Рабоче-крестьянская Красная Армия.

 

Группа красноармейцев демонстрирует захваченный государственный флаг Финляндии зимой 1940 года

 

 

 

Предание это весьма распространено, хотя, как говорит Википедия, не имеет под собой документальных оснований. Впрочем, история это такая наука, в которой документы играют не самое главное значение. Почему? Потому что любой документ можно истолковать в ту или иную сторону, а один и тот же факт можно рассмотреть с разных точек зрения. Вообще говоря, мне кажется, что науки под названием «история» нет. Что же есть? Есть история истории, то есть то или иное отношение к ней. Поэтому, приступая к чтению книг по истории, следует прежде изучить душевные намерения историка, книгу которого мы берём в руки, а потом уже изучать самую книгу.

 

История народа принадлежит поэту, как неплохо сказал поэт Пушкин. Поэтому призываю вас, дорогие читатели, изучать не столько историю, которую написали те или иные историки, сколько изучать дух, из которого они черпали своё вдохновение, и которым руководствовались, пиша свои книги.

 

Что же касается островерхих шапок советских красноармейцев, то в их формах меня не могла не заинтересовать связь, которую вышеприведённое предание устанавливает между двумя армиями: царской и красной; не могла не заинтересовать некая, несомненно наличествующая историческая закономерность в том, что пошитый при царе из династии Романовых военный головной убор оказался на головах бойцов, свергнувших эту династию.

 

История богатырки, ставшей будёновкой (а также фрунзевкой и коммунаркой), восходит ко временам первых царей Романовых – Михаилу Федоровичу и Алексею Михайловичу. Шлем такой формы хорошо защищал от удара сабли, особенно сверху, и назывался ерихонкой. В Оружейной палате Московского кремля хранится булатная ерихонка Михаила Фёдоровича Романова (иногда ошибочно приписываемая Александру Невскому), сделанная в 1621 году мастером Никитой Давыдовым, возможно, на основе арабского шлема, украшенная золотой насечкой, эмалью, алмазами, рубинами, изумрудами и жемчугом. Особенный по характеру и уровню исполнения декор ерихонки стал, видимо, причиной постоянного интереса к этому памятнику со стороны русских художников и скульпторов XIX века.

 

Ерихонка царя Михаила Фёдоровича, 1621.

 

 

 

Вот и подошли мы к источнику, из которого черпали вдохновение художники В. М. Васнецов, Б.М. Кустодиев, М.Д. Езучевский, С.Т. Аркадьевский, когда разрабатывали военную форму для красной армии, и которую (форму) утвердил 18 декабря 1918 года Реввоенсовет республики, и в которой был представлен новый тип зимнего головного убора — суконный шлем, формой напоминавший средневековую «ерихонку» или шелом с бармицей — часть доспехов былинных русских богатырей, за что в первое время он получил обиходное название «богатырка».

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Революционного Военного Совета Республики от 18 Декабря 1918 года.

К докладу председателя комиссии по выработке форм обмундирования Рабоче-Крестьянской  Красной Армии от 17 сего Декабря за № 113 с приложением доклада специального отдела за № 42:

а/ утвердить представленные специальным отделом: 1/ тип головного убора, 2/ различные знаки для чинов командного состава по варианту № 2 из красного сукна с изменением для высших командных чинов знаков в форме кружков на таковые же в форме ромбов и 3/ различительные знаки основных родов войск,

б/ поручить комиссии составление приказа с приложением подробных описаний чертежей, рисунков и лекал, согласно упомянутому докладу № 42 специального отдела и изложенному выше постановлению совета и,

в/ заказать распоряжением комиссии через главное военно-хозяйственное управление первую партию в 4000 штук головных уборов для передачи в части войск по выбору и распоряжению революционнаго военнаго совета.

Подписали: Председатель революционного военного совета республики Л. ТРОЦКИЙ, Председатель специального отдела К.И. ВЕЛИЧКО, Председатель комиссии по выработке форм обмундирования рабоче-крестьянской Красной Армии СУЧКОВ.

 

О П И С А Н И Е

Головного убора для рабоче-крестьянской Красной Армии.

Головной убор должен отвечать настоящему описанию и утвержденному образцу.

Головной убор состоит из колпака по форме головы, суживающийся к верху и имеющего вид шлема, и отгибающихся: назатыльника и козырька.

Колпак состоит из шести одинакового размера кусков мундирного сукна защитного цвета, формы равнобедренного сферического треугольника, сшиваемых один с другим по боковым сторонам так, что вершины треугольников сходятся на верху в центре колпака.

Колпак снутри подбит серпянкою, выкраиваемою также, как и колпак, и сшиваемою вместе с сукном.

http://www.bergenschild.narod.ru/Reconstruction/depot/civil_war/budenovka.htm

 

 

Это постановление Реввоенсовета, возглавляемого Лейбой Троцким, нисколько не разрушает легенды о том, что будёновка была создана при императоре Николае Александровиче, поскольку оно не препятствовало вышеназванным художникам работать над дизайном новой военной формы ещё при царе, может, даже по исшедшему от него указанию. Напротив, имена названных художников ещё более упрочивают эту легенду тем, что сильнее связывают две России: императорскую и советскую.

 

В росписи Владимирского собора в Киеве и в разработке красноармейской буденовки принимал участие Виктор Михайлович Васнецов, и за такое совместительство Васнецова назвали бы сегодня художником-модельером, или кутюрье. Когда я думаю над этим фактом, я начинаю сомневаться в пригодности чувственной живописи Васнецова для росписи храмов, начинаю также сомневаться, знал или не знал Васнецов, как будет кроиться предложенная им шапка, в частности о тех шести равнобедренных треугольниках, которые названы в описании головного убора Рабоче-крестьянской Красной Армии, и которые должны сшиваться «один с другим по боковым сторонам так, что вершины треугольников сходятся на верху в центре колпака», но я уже не сомневаюсь в том, что дух, который руководил творчеством Виктора Михайловича, был очень далёк от Святого, и неспроста этот дух обратил внимание художника на островерхий шлем первых царей династии  Романовых.

В житии преподобного Сергия Радонежского говорится: «Однажды преподобный Сергий ночью вошел в церковь, собираясь петь заутреню. Когда он начал пение, внезапно стена церкви расступилась и вошел видимым образом сам диавол со множеством воинов бесовских, – вошел он не дверьми, но как вор и разбойник. Бесы были в литовских одеждах и островерхих литовских шапках, они бросились на блаженного, хотя разорить церковь и сровнять ее с землей».

Спустя почти 600 лет это событие из жизни преподобного повторилось в яви. Уже не бесы, но комиссары в островерхих шлемах бросились на мощи блаженного. Разорение Троице-Сергиевой Лавры на одном из клейм иконы новомучеников и исповедников Российских изображено так.

«Закрытию Лавры предшествовало кощунственное вскрытие мощей преподобного Сергия в 1919 году, являвшееся одним из главных звеньев широкой антицерковной компании властей по вскрытию святых мощей. В 1920 году Лавра была закрыта, а святые мощи вывезены в музей. Была сфабрикована грубая фальшивка, согласно которой престарелый наместник Лавры архимандрит Кронид составил заговор с целью объявить Лавру “русским Ватиканом”. Все эти события обобщены в композиции.

Изображен – условно – главный вход в монастырь, загороженный солдатом, рука которого угрожающе поднята в сторону уходящей группы монахов. В другую сторону четверо солдат уносят гроб с мощами преподобного Сергия. Простой прием изображения монахов и солдат в виде двух групп, расходящихся от центра, делает композицию легко читаемой по смыслу. Так же расходящиеся верхний и нижний контуры стен усиливают эффект движения в разные стороны. Центральная ось, несущая основную смысловую нагрузку, усилена колокольней, изображенной за стеной, почти над входом, но на ней отсутствуют колокола, что означает разорение монастыря. По сторонам колокольни изображены Успенский и Троицкий соборы». http://www.pravmir.ru/opisanie-ikony-sobora-svyatyx-novomuchenikov-i-ispovednikov-rossijskix/

Любопытно в истории с будёновкой ещё и то, что ерихонка Михаила Федоровича вдруг по какому-то наваждению стала считаться шлемом благоверного князя Александра Невского. Так, в 19-ом столетии широко распространилась легенда о первоначальной принадлежности шлема Михаила Федоровича Романова великому князю Александру Невскому (1220-1263). На утвержденном в 1856 году Большом гербе Российской империи изображение ерихонской шапки работы Никиты Давыдова (хотя и с некоторыми изменениями) было помещено над гербовым щитом именно в качестве шлема святого Александра Невского.

http://www.kreml.ru/ru/virtual/exposition/arsenal/MichaelFedorobich/mf01/

 

Почему шлем царя Михаила Федоровича (а мы видим его в самом центре герба Российской империи) стали считать шлемом великого князя Александра Невского? Мне кажется, что такие легенды так просто не рождаются, и такие «ошибки» в понимании Большого герба Российской империи так просто не возникают.

 

Но пусть читатель не сердится на меня за то, что я как при цитировании жития преподобного Сергия, так и в рассказе о путанице вокруг шлема в гербе Российской империи, не высказываю своих мыслей прямо и до конца. Дело в том, что я не ставлю перед собой цели убедить читателя в чём-либо. Мною собраны различные исторические свидетельства в некоторую словесно-художественную картину. Предлагаю читателям наполнить её тем смыслом, который каждый для себя изберёт сам.

 

И в завершение разговора об островерхой богатырке-будёновке приведу отрывок из песни М.Л. Матусовского, одна из строк которой взята мною для названия этой статьи.

 

«С чего начинается Родина?

С окошек, горящих вдали,

Со старой отцовской буденовки,

Что где-то в шкафу мы нашли…»

(1968 г.)

 

Особенно интересно прочитать это стихотворение Михаила Львовича после ознакомления с «Балладой о Матусовском» на сайте: http://www.jewish.ru/culture/press/2010/07/news994287505.php

 

Не правда ли, иначе зазвучали строки стихотворения «С чего начинается родина» после прочтения этой баллады? В стихотворении открывается как бы второе дно, когда помимо этой баллады прочитаешь со вниманием статьи Википедии о поэте и его отце, луганском фотографе Льве Моисеевиче Матусовском.

 

«А, может, она начинается

С той песни, что пела нам мать,

С того, что в любых испытаниях

У нас никому не отнять».

 

Что же именно нельзя отнять у поэта при любых испытаниях?

 

«А, может, она начинается

Со стука вагонных колёс

И с клятвы, которую в юности

Ты ей в своем сердце принёс».

 

Какую же клятву принёс Родине в своём юном сердце автор? Впрочем, эти вопросы, как и предположительные на них ответы – тема другой статьи.